?

Log in

No account? Create an account
Мрачные питерские ночи как-то не подружились с моими психоневрологическими отклонениями пилюлями и, если раньше хотя бы иногда мне снились более или менее нормальные сны, то сейчас все стало совсем плохо. Японские императоры, сопровождающие меня в Москву на Сапсане, мотыльки вылетающие из моих ладоней и коллега, открывающий в соседнем подьезде собственное ателье стали моими друзьями на последние пару недель. Но сегодня всё было прям ебалдухнуться. То есть классно. Даже очень. В совершенно реальном Кодак-центре - или как его? - я получала свой заслуженный (надеюсь) Оскар, стоя перед огромной толпой (почти реальной), толкала речь (кажется, остроумную) и была очень-очень довольна.
...Проснулась еще окрыленная прежде испытываемыми ощущениями, сжала свои щёчки и шёпотом обратилась куда-то в космос - Божечка милостливый, если ты есть, я надеюсь, что ты дал мне достаточно мозгов при выборе всех тех мужичков, которых я когда-либо выбирала, дабы, на случай моей непридвиденной славы, никто из них не стал бы продавать мои оголённые фоточки в журнал Все Звезды... Ну или просто выкладывать в контакт. Последнее, согласитесь, было бы крайне обидно.
На этом маленьком пятачке северных питерских новостроек ранним июньским утром я стремительно училась быть сильнее себя вчерашней. Пронзительный ночной кошмар с нашей умирающей собакой на маминых руках застыл у меня где-то между рёбер, солнечных лучей и такой знакомой припаркованной вдоль соседнего дома машиной, в которой чёрно-белая плёнка так и лежала нетронутой. Сидя на чугунной оградке, я оцепенело глядела на следы от своих же зубов на руке и не могла поверить в то, что всё это вот здесь, сейчас, сегодня. Внезапно пришлось стать по-настоящему сильной, а не как раньше - псевдодерзкой и самоуверенной, эмоционально, казалось бы, незыблемой. Сильной ради мамы, ради себя.
Там, где совсем недавно немножко начали сдвигаться стенки моего мировоззрения, в этом сумбуре из новых мыслей и резких неудобных вопросов к себе самой болезненно очертился ещё один - достаточно ли я показывала, как сильно люблю?  И смогу ли я любить больше и показывать это чаще и тщательнее, не убивая в себе свои же тёплые чувства, боясь оказаться где-то вдалеке от болота своих устоявшихся привычек?
...And I'm not saying anything I wouldn't say behind your back

Бородатый, будто бы с перманентно удивлённым выражением лица Женя уговорил меня поехать к нему переночевать, чтобы выпить ещё вина и поболтать, аргументировав это тем, что его девушка сьезжает, день за днём забирает вещи, поэтому ему одиноко и вообще со мной интересно разговаривать. Потом он ещё несколько раз подходил, плавно покачиваясь, и повторял одну и ту же фразу: "Ты мне совсем не нравишься как девушка, правда! И я обещаю к тебе не приставать!" К четвёртому такому высказванию я даже стала веселиться - забавно, когда люди пытаются убедить тебя в том, что для тебя и так по жизни стандартная ситуация, а все колебания в другую сторону наоборот воспринимаются в штыки, всегда вызывая чувство потерянности и недоверия. В итоге мосты мешали нам добраться до дома, мягкие тёплые кошки мешали мне пьяной спать, а чувство этой нежданной сплочённости в совершенно искренней глубокой питерской печали породило ночь разговоров и помогло мне не утекать вместе со Смоленкой, такой же нахмуренной и меланхоличной. На утро Женя открыл фотографии уходящей (гляньте, какая временная метафора!) от него девушки, приговаривая слова любви и сожаления вперемежку с главным словом - "Анечка". Анечка и на мой свежий взгляд в интернетные очертания оказалась красивой и интересной особой, и я снова озадачилась вопросом  - кто все эти цветущие девушки, в которых так плотно влюбляются? Кем они были в прошлой жизни? И стоит ли мне продолжать гордиться тем, что я лишь, пожалуй, лучший собеседник в этом городе для потерянных битников и зануд?... А сиреневая шуба Анечки, тем временем, ещё устало висела в прихожей.
Интересно, в какой момент Франция - страна, которая никогда не вызывала у меня особого трепета - стала отправной точкой этих эмоций, этого очаровательного нового настроения? Я на повторе слушала новую песню Майли Сайрус, глазела в окно, передавала пражскую пивную открывашку по автобусу и понимала, что что-то налаживается. Что-то идёт так как должно идти, и жара, и дождь, и сидр, и вино и новые люди здесь как раз для того, чтобы мне помочь. Когда-то много лет назад, будучи ещё даже не подростком, я спросила у мальчика-соседа лет десяти есть ли у него мечта, на что он мне уверенно выпалил: "Хочу стать футболистом! Сначала буду просто играть, а потом буду играть в телевизоре!"  Кажется, мечта о телевизоре время от времени нужна всем нам.
Забавно, что в детстве я скрывала от родителей, что я ем лишнее, а сейчас скрываю, что я пью лишнее. То есть для других это лишнее, конечно, а для меня - смелость плясать на Комендосе под Шакиру в пол-первого ночи и писать всё то, что я пишу сейчас -  до этого сумбурно записав в метро пару заметок на телефоне, пока пьяный армянин напротив ритмично похлопывал в ладоши.
...Твой день рождения до сих пор пароль на моей банковской карте. Кажется, это единственная дата, которую я вспоминаю слёту, не задумываясь. Хотя иногда улыбаюсь, вспоминая твои быстрые неловкие объятия, когда ты в последний раз провожал меня в аэропорт. Улыбаюсь, потому что я это помню, но уже так не ценю. Улыбаюсь с грустью и с ощущением того, что так долго мне привычное вдруг стало таким ностальгически далёким.
...Твоя неуверенность в себе и желание исправиться, надеюсь, дадут тебе по итогам что-то прекрасное, каким бы порой одновременно харизматичным и несчастным ты не выглядел в моих глазах, как если бы мы все учились на своих ошибках, схватывая на лету, не оглядываясь назад и открываясь новым возможностям. Меня немного пугает, что тебе этих возможностей я желаю куда сильнее, чем самой себе, но ирония жизни такова, что нас всех воодушевляют разные вещи - и, как порой у меня выходит - куда сильнее хочется уйти от того, к чему большинство уже пришло, потом ушло, перепугалось и опять вернулось.
Кажется, два моих вчерашних разведённых товарища по прогулке и рюмкам поняли бы меня, но не отступились - многообразна и неисчерпаема всё-таки человеческая тяга к деструктивным обстоятельствам.
Вы - моё остекленелое мороженое, вы песни в моей голове. Вы - скрежет там, где ещё пару минут назад звучала музыка. И за это, кстати, спасибо, потому что где начинается безумие, там подходят к концу мой лимончелло и стук по клавишам.
...Минут двадцать назад я спросила маму,  нервно тыкая ладошкой в экран своего глючащего ноутбука - Мама, что за ёбаная линия у меня по всему экрану?
- Какая-то ёбаная линия, Настя - ответила мне мама без тени сомнения.


Здравствуйте, Анастасия, семь лет назад это была одна из ваших любимых песен. А теперь давайте трип-хопчик, брит-попа немного, можно суицидальный пост-рок иногда. И хуй научитесь уже класть наконец, и так, чтобы безвозвратно, а то что вы как польский чупа-чупс из прошлогоднего новогоднего подарка - вас детишки еще не успели до конца развернуть, а вы уже на части раскололись. Негоже. Смотрите, теплее стало, есть повод осмелеть. Вот вам новый друг, новые кроссовки. Прогулки, стиль. Убедите кого-нибудь, что вы на твердую свежую дорогу перемен встали, гляди - и сами поверите. У вас же такой талант к самоубеждению, почти как тот, который вы называете 'охуенная гавайская паста'. Кстати, когда перестанете быть веганом - первым делом попробуйте пиццу со шпротами. А когда перестанете быть юной дерзкой собой - первым делом заведите детей, дабы больше никогда не завидовать нормальным людям. 
Пост добра.
Чуть с опозданием, но пока у меня более или менее неплохое настроение и я отчаянно пытаюсь не уснуть раньше положенного мне (мною) времени, хочу послать вам долгожданный абзац, заряженный на позитивную энергию, сексуальные открытия и здоровье суставов - можете начинать прикладывать руки к экрану.
Таки-вот. Спасибо этому - как сейчас понимаю - совершенно необыкновенному году за мои руки, ноги и голову, что помогли мне не остаться без работы в эти нелегкие времена балерины-фрилансера. За самолёты, поезда, паромы, автобусы, моря, горы, дороги, озера, каналы, мосты, замки, театры. За апероль-спритц, за лучший в мире просекко, за самый вкусный кофе. За дружелюбных греков, и даже за недружелюбных харьковчан - благодаря вам, мои хлопцы-грабители, свой паспорт и возможность улетать я теперь ценю еще сильнее. Спасибо за старых рыжих друзей и за новых. Вам, лично, за поддержку, помощь и участие в этом нелёгком деле - общении со мной)
Спасибо Тебе, за как всегда тёплый приём, поездки по ночному городу, разговоры и вкусную еду, а главное - за то, что все эти годы был сильнее меня, мудрее и спокойнее и не давал мне упасть ещё глубже в этот город с его нарочито высокомерным характером, пусть и уже таким родным.
Спасибо Тебе за то, что ты был (и остаёшься) таким искренним, умным и тёплым, за то, что каждый раз, когда я тебя вижу, мне становится хорошо и спокойно. За то, что ты не даёшь мне расслабиться, за новые чувства, места, вина и ощущения. За то, что именно благодаря тебе я, пускай и очень медленно, стала избавляться от своей колкой закомплексованности и учусь быть человеком, который не закрывается от окружающей действительности зонтиком из своих неудач и обид, отчаянно прикидываясь конченым похуистом.
Спасибо The Temper Trap, The Boxer Rebellion и The Lumineers за их последние альбомы, сопровождавшие меня, мои переезды, прогулки и перепады настроений весь прошлый год.
И Тебе, читающему, тоже спасибо, за то что дошёл до конца моего христианского благодарственного :) Grazie.

Вот уж воистину в поговорке "От любви до ненависти - один шаг" видишь смысл, когда живёшь в Санкт-Петербурге. А особенно когда возвращаешься из солнечного Дубая в промозглый тёмно-серый город, который становится для тебя чем-то вроде сладкой жвачки с ядрёно-кислой начинкой - рад вернуться, но уж больно тянет поморщиться.
В последнее время частенько чувствую себя той девчонкой из старого чёрно-белого фильма про начальную школу, где одна первоклассница сама бойко вызвалась к доске написать слово 'собака', но потом над ней смеялся весь класс, потому что она старательно написала 'босака'. После волшебного лета и сумбурного сентября наступил мокрый октябрь, в котором бессистемные прогулки смешались со страхом навсегда остаться той, кто пишет 'босака', да ещё и порой роняет мел на пол.
...Поиски веселья и сами по себе оказались весельем, но как бы в них в итоге не споткнуться запутавшись, так старательно убегая от самой себя? Веселье. Даже звучит уныло. Скорее иллюзия веселья как альтернатива несостоявшейся апатии. Как по-питерски, как самоуничижительно. Из моей тяги к сложным людям и сложным ситуациям я всегда выбиралась через несколько лишних сигарет на балконе, и пока совсем немного раз - действительно до конца. То ли похвалить себя за это, то ли ещё раз покурить выйти. А на полу, кстати, ещё пустой чемодан лежит, скоро собирать, скоро убегать. Спб-Москва-Харьков-Киев-Амстердам-Милан. Перемещения,заметьте, я тоже люблю сложные. Но это к лучшему.

Didn't I see, didn't I learn ?

Тёплый чудесный майский день. На дорожке возле моего дома понурая девочка лет тринадцати в сером школьном пиджачке катается на гироскутере. Тут из-за угла задорно выбегает мальчик с прозрачным пакетом со сменкой в руках, срывает с куста сирени веточку с цветком, подскакивает к девочке и, загадочно улыбаясь, пытается запихнуть сирень в её жиденький лохматый хвостик. Девочка на секунду улыбается, поднимает руку к голове, дабы помочь мальчику украсить её причёску, и, не справившись с управлением своей маленькой глупой машинки, резко тормозит и с обречённым криком, хватая воздух отчаянными руками летит лицом вниз на асфальт. Мальчик с цветком в руке испуганно семенит прочь.
Вот так прошли мои последние шесть лет общения с противоположным полом.

So I'll wait for you... And I'll burn

...Will I ever see your sweet return?
Градус за окном падал пугающе быстро, сахар и бумажные платочки исчезали на глазах. Я стойко боролась с ознобом и головной болью, пытаясь читать, папа тем временем по-детски радовался новостям и каждые двадцать секунд тыкал в меня пультом: "Смотри-смотри! Как мы ИГИЛ обстреляли! Незаметно подкрались! Погляди, какие ракеты!"
Ненавижу телевизор. Всегда ненавидела. Кроме того блеклого периода моей жизни, когда я еле живая возвращалась из АРБ домой, а по первому показывали Лост, который каждый вечер дарил подпитку моим фантазиям, в которых и я попадала в тропическую реальность, где была грязной, смелой и встречала своего Чарли. И плевать мне было, что все считали его уродцем.
Забавно, что теперь, на рубеже своего, (бля), двадцатипятилетия, каждый день вяло выковыривая изюм из своей жизни, я фантазирую о том, что стала известным кардиохирургом в больнице образа той из Анатомии Грей, или конструирую новый мощный сверхзвуковой самолёт, или - эта мысль чаще приходит ко мне в коварный период предменструального синдрома - перерождаюсь в умного темноволосого мужчину в ботинках Марк Джэйкобс и с самыми мощными Сенхейзерами. Правда, вскоре после этого сиюминутного озорства воображения я обычно вспоминаю, что у меня долг Ситибанку в пятнадцать тысяч рублей, а ведь надо еще купить сахара и бумажных платочков.
А вам когда-нибудь предлагали секс втроём? Если да, то какой была ваша первая реакция? А вторая? А чем всё кончилось? :)
Некоторым из моих знакомых периодически выпадают такие возможности. Дело, правда, обычно не заходило дальше разговоров, но о подобных предложениях ребята отзывались всегда примерно одинаково - с удивлением, улыбкой и еле уловимой озадаченностью.
...Обычно я одета в детский джинсовый комбинезон летом и пару мешков зимой, а рядом со мной шикарная рыжая женщина, поэтому как человек, которому секс вдвоём последний раз предлагали в далёком тысяча девятьсот семьдесят седьмом, я позволю себе полюбопытствовать - как вы к этому относитесь? Если отказываетесь или соглашаетесь, то какого рода позывами руководствуясь?
 И всё-таки самая печальная история моей жизни это не осень 2010го и даже не лето 2013го, а июль 2000го, когда на солнечном острове Кипр девятилетняя девочка Катя в розовой футболке с бахромой рассказала тогда ещё восьмилетней мне, что Швепс можно пить только людям с очень сильным кашлем, а если его будет пить здоровый человек, то он умрёт.
С тех пор джин я разбавляю исключительно Спрайтом.